Юлия Высоцкая о дочери: «Моя рана не закрылась и не закроется никогда!»

Юлия Высоцкая откровенно рассказала о состоянии дочери Маши. Дочь Андрея Кончаловского и Юлии длительное время пребывает в коме, после страшной автокатастрофы.

Юлия Высоцкая: о состоянии дочери и отношениях с близкими после аварии

В семье Юлии Высоцкой и Андрея Кончаловского в 2013 году произошла трагедия. Семья Кончаловского попала в страшную аварию, после чего их дочь длительное время пребывает в поверхностной коме. Сама Юлия все время старалась не комментировать состояние дочери, говоря только о том, что все идет очень медленно.

Высоцкая решила дать откровенное интервью для журнала Tatler. В разговоре с журналистом актриса призналась, что ее жизнь после аварии очень изменилась. Юлия сообщила, что совершенно по-новому взглянула на некоторые вещи. Телеведущая рассказала, что все старые знакомые, присутствующие в ее жизни до трагедии больше не состоят в ее кругу общения.

 «Люди не хотят выглядеть черствыми. Но многие из них – часть той жизни, которая для меня закончилась, — откровенно заявила Высоцкая. — Дополнительное напоминание. Моя рана не закрылась и не закроется никогда».

Юлия Высоцкая: о состоянии дочери и отношениях с близкими после аварии

Рядом с семьей Кончаловского остались всего несколько близких друзей, которые помогают паре справиться с их горем.

«Очень многие связи мне так и не удалось восстановить, — продолжает Юлия. — Я понимаю, что должна отблагодарить за поддержку, помощь, но не хватает сил».

Также Юлия призналась, что была очень удивлена поддержкой со стороны Никиты Михалкова.

 «Никогда не видела, чтобы они с братом так относились к детям – им всегда было не до них. А сейчас Никита Сергеевич приезжает к Маше, садится возле ее кровати, целует ее, щекочет усами. Для мужа он, наверное, ищет какие-то слова, меня – просто  обнимает хорошенько», — признается Юлия Высоцкая.

О состоянии Маши актриса продолжает говорить с некой опаской.

«Ни один врач на него не ответит, — поясняет 41-летняя мама девочки. — Состояние комы неоднозначно и у всех протекает по-разному. Бывают моменты, когда она со мной, бывает, что я ничего не понимаю. Вот вроде бы происходит что-то такое, чему мы очень радуемся. Ждем повторения, а его нет. Зато случается что-нибудь другое. Все идет…медленно. Нам с самого начала говорили, что восстановление будет очень и очень долгим. И это бесконечная работа – и Маши, и наша… Трудно понять, есть ли свет в конце тоннеля. Я постоянно работаю над собой, чтобы его разглядеть. И убедить всех, что он есть. Никуда и никогда нельзя транслировать уныние! Все в радиусе пяти километров от Машиной комнаты должно быть наполнено энергией созидания».

Высоцкая не говорит откровенно о местонахождении своей дочери, дабы уберечь ее от посторонних взглядов.

 «Мне бы хотелось сохранить это в тайне. Поймите, я волнуюсь, что у людей, которые нас окружают, начнут любыми средствами выуживать информацию. Зачем провоцировать их на проявление низменных инстинктов?» — объясняет Высоцкая.

Телеведущая также призналась, что ее супруг уникальный человек, и она рядом с ним становится совершенно другой.

Юлия Высоцкая: о состоянии дочери и отношениях с близкими после аварии

«Я не имею права отвечать за мужа, судить о его чувстве вины. Думаю, я с ним гораздо откровеннее, чем он со мной, — продолжает супруга режиссера. — Наверное, такова женская природа: словами определить свое состояние и вроде бы становится легче. Его мужская личностная природа не такая. Он закрытый человек, даже от самого себя. Но он много работает, безумно много. Спит по три-четыре часа. Один проект за другим. Три сценария одновременно. Бесконечно читает лекции студентам. Он всегда был трудоголиком. Сегодня его интересуют культурология, человек, Чехов и так далее. Если бы не работа, ему бы, конечно, было тяжелее. Виню ли его я? Он уникальный человек. Не думаю, что его мудрость приобретенная. Он даже не мудрый человек, а именно что мудрая душа. Я его хорошо слышу и понимаю. Он на меня сильно влияет. Будь рядом другой мужчина, возможно, я бы вела себя иначе. Здесь же нет места бессмысленным упрекам и поиску чувства вины».

После несчастного случая, произошедшего с дочерью, Юлия уверено может заявить о том, что нельзя свою счастливую жизнь выставлять на всеобщее обозрение. Своими советами по поводу тихого семейного счастья актриса делится и с близкими.